Первый русский броневик подъесаула Накашидзе

Содержание:

  • Первый русский бронеавтомобиль Накашидзе
  • Русские броневики на отечественных шасси
  • Русские бронеавтомобили на иностранных шасси
  • Трехколесные бронемашины Филатова
  • Бронеавтомобили Былинского
  • Бронемашина Улятовского
  • Бронеавтомобили Мгеброва
  • Ижорский ФИАТ
  • Бронемашины Поплавко
  • Бронемашины «Гарфорд»
  • Полугусеничная бронемашина Гулькевича
  • Иностранные бронемашины в Царской армии
  • Первые бронеавтомобили Austin
  • Бронемашины Armstrong-Whitworth

Почти все они базировались на шасси обычных легковушек и не всегда соответствовали своему предназначению, поэтому в Русской императорской армии спонтанно сложилась разветвленная «индустрия исправления чужих ошибок» — доработка импортных и создание собственных бронированных корпусов. Их собирали петербургские Путиловский завод и Обуховский сталелитейный, бронепрокатная мастерская № 2 Ижорского завода в Колпино, а также офицерские учебные заведения, фронтовые мастерские и небольшие частные предприятия.

До октября 1917 года в царскую армию из-за границы поступили 496 броневиков, из которых около 200 машин были переделаны в России. Большинство бронеавтомобилей, носивших собственные броские имена, участвовали в боях Первой мировой и Гражданской войн, а также в событиях Февральской и Октябрьской революций.

Описание конструкции

Корпус и башня


План автомобиля.1 — прожектор2 — броневые крышки окон3 — пулемёт «Гочкисс»4 — броневые колпаки колёс

Полностью закрытый корпус бронеавтомобиля изготовлялся из броневой хромоникелевой стали толщиной 4,5 мм, обеспечивавшей защиту машины от пуль, осколков снарядов и шрапнели. Броневые листы корпуса крепились к каркасу заклёпками. В передней части располагался двигатель, сразу за ним — отделение управления, далее — боевое отделение с башней кругового вращения.

Посадка и высадка экипажа производилась через дверь в левом борту, открывавшуюся в сторону кормы. В отделении управления водитель размещался слева, командир бронемашины — справа. Для наблюдения за полем боя они имели в своём распоряжении смотровые щели и перископ. Для улучшения обзора с места водителя вне боя наклонная крышка лобового люка могла подниматься в горизонтальное положение. Интересно, что в бортах корпуса имелись три крупных окна (два по правому и одно по левому борту), закрываемых в случае надобности бронещитами. Данное решение позволяло ощутимо повысить комфортность работы экипажа на марше в жаркую погоду. К обоим бортам корпуса диагонально крепились U-образные стальные мостки, которые в боевой обстановке снимались и использовались для преодоления крупных рвов, канав и окопов.

На крыше боевого отделения, находившегося позади отделения управления, располагалась средних размеров цилиндрическая башня со скошенными листами крыши. При этом передний скос являлся в то же время и люком, крышка которого могла подниматься в горизонтальное положение, так же, как и лобовой бронелист отделения управления. Весьма интересно был решён механизм поворота башни, не имевшей обычной впоследствии шариковой опоры. Башня опиралась на колонну, установленную на полу боевого отделения. Вручную, при помощи колеса, перемещавшегося по ходовому винту колонны, можно было приподнять башню над корпусом и повернуть её. Только в таком положении мог быть обеспечен круговой обстрел из пулемёта.


«Накашидзе-Шаррон» — вид сверху.1 — лобовой люк корпуса2 — короб для стреляных гильз3 — мостки для преодоления рвов4 — лобовой люк башни

Вооружение

Вооружением бронеавтомобиля являлся 8-мм пулемёт «Гочкисс», установленный в башне на специальном кронштейне. Кроме того, ещё один пулемёт той же модификации — запасной — перевозился в корпусе броневика.

Двигатель и трансмиссия

Силовой установкой бронеавтомобиля служил бензиновый 4-цилиндровый рядный карбюраторный двигатель Charron жидкостного охлаждения, мощностью 37 л. с., позволявший машине развивать максимальную скорость 45 км/ч при движении по шоссе и 30 км/ч — при перемещении по рокаде

Примечательно, что, помимо обычной в то время системы запуска двигателя при помощи пускового рычага, была предусмотрена возможность запуска двигателя из отделения управления, что было немаловажно в боевой обстановке. Доступ к двигателю в целях ремонта и обслуживания обеспечивался через лючки со съёмными крышками, имевшиеся во всех стенках моторного отсека.

Ходовая часть — заднеприводная (4 × 2), с подвеской на продольных полуэллиптических листовых рессорах. В ходовой части использовались деревянные спицованные колёса с пулестойкими шинами, прикрывавшиеся броневыми колпаками. Задние колёса дополнительно прикрывались полукруглыми бронекожухами.


Дверь «Накашидзе-Шаррона».1 — броневые крышки окон

Дополнительное оборудование

Для передвижения в ночное время бронеавтомобиль оборудовался большой съёмной фарой-прожектором, размещённой на стойке перед передним наклонным листом моторного отсека. В боевой обстановке для освещения использовалась вторая фара, которая устанавливалась в переднем бронелисте корпуса под лобовым окном и прикрывалась бронезаслонкой.

Экипаж

Боевой экипаж бронеавтомобиля состоял из трёх человек; командир и водитель размещались в отделении управления, а стрелок — в пулемётной башне. Однако, помимо экипажа, внутри корпуса могли дополнительно разместиться от двух до пяти человек, то есть автомобиль мог использоваться и в качестве бронетранспортёра, перевозя, к примеру, рекогносцировочные (разведывательные) группы пехотинцев, офицеров связи, раненых бойцов, медиков и т. п.

Неправильные жандармы

Не добившись каких-либо подвижек относительно заказа бронеавтомобилей для оснащения российской армии, Накашидзе решил обратиться к Петру Аркадьевичу Столыпину. 12 августа 1906 года князь явился к нему на приём, уверенный, что прогрессивный премьер-министр одобрит закупку бронеавтомобилей. При себе он имел увесистую папку со всеми чертежами и расчётами. Но случилось так, что именно на этот день эсеры из Союза социалистов-революционеров максималистов запланировали покушение на Столыпина. Приём начался в 14:00 на даче министра на Аптекарском острове в Санкт-Петербурге. В начале третьего к даче подъехали два террориста, переодетые жандармами, и направились к кабинету, где Пётр Аркадьевич принимал просителей. Новые посетители сразу же вызвали подозрение сначала у швейцара, а затем и у адъютанта Столыпина, генерал-майора Александра Замятнина, тем, что на них были надеты каски старого образца. Дело в том, что в самом конце июля, за две недели до рокового дня, головной убор жандармских офицеров был изменен. Швейцар сделал несколько шагов наперерез «жандармам». Они оттолкнули его и вошли в переднюю, где путь им преградил Замятнин. Понимая, что проникнуть глубже в дом уже не удастся, террористы бросили на пол свои портфели, начинённые взрывчаткой. Прогремел взрыв. Сам Столыпин не пострадал, лишь был забрызган пролетевшей, над ним чернильницей. Но все 27 человек, находившиеся в тот момент в приёмной, погибли на месте. Был среди них и князь Михаил Накашидзе. Все бумаги, бывшие при нем в тот момент, включая договоры с французскими производителями русских бронеавтомобилей, безвозвратно пропали в суете после нападения… Конечно, история не знает сослагательного наклонения. Остаётся только гадать, чем для самого Накашидзе и для отечественного автопрома в целом могла бы закончиться его встреча с премьер-министром. Но почему-то хочется верить, что Столыпин поддержал бы князя и автомобилизация России случилась бы намного раньше…

Метки: князь, Россия, Ступени Оракула, гибель, автомобиль, взрыв, конструктор, терроризм, броневик, бронеавтомобиль, Накашидзе, Столыпин

Первый русский бронеавтомобиль Накашидзе

Во время Русско-японской войны отставной поручик гусарского полка грузинский князь Михаил Александрович Накашидзе уверился в необходимости создания принципиального нового вида вооружения — бронеавтомобиля. Представленный летом 1905 года проект военным понравился, но они ограничились советом изобретателю принять на себя все расходы по его изготовлению.

Прототип бронеавтомобиля Накашидзе французской фирмы CGV. 1905 год

В результате заказ на два броневика был передан французской фирме Charron, Girardot et Voigt (CGV), которая уже имела опыт установки пулеметов на легкие шасси. Основой русских бронемашин являлись рядовые 37-сильные легковушки Charron 30CV с отнесенной назад коробкой передач и главной цепной передачей. На них водрузили высокие бронекорпуса с крупными окнами и поворотной башней с пулеметом Hotchkiss, а по бортам крепились колейные мостки для преодоления траншей. Достаточно тяжелая трехтонная машина развивала скорость 50 км/ч и имела запас хода 600 километров. Ее первые испытания состоялись в конце 1905 года во Франции.


Пулеметная машина Михаила Накашидзе на испытаниях в России. 1906 год


Второй экземпляр броневика на военных маневрах во Франции. Июль 1906 года

Так в который уж раз сработала теория особого исторического статуса России с ее «специфическими условиями», к которым относили многовековую привязанность к конным повозкам, отсутствие крупных промышленных предприятий и…

126000111.02.2018

В Россию первый бронеавтомобиль прибыл в марте 1906-го. Военные провели его испытания в весеннюю распутицу и признали машину «неспособной к самостоятельному движению», но по итогам летних проб ее рекомендовали применять

После ремонта и усиления брони она снова поступила на испытания, но по их результатам в 1908-м броневик был разобран.

Позор городового

Самые первые автомобили появились в России в конце XIX века. Сначала машины привозили из-за границы, но уже в 1896 году инженер Яковлев и предприниматель Фрезе сконструировали отечественный образец, призванный заменить конные пролётки. Увы, его судьбу сломали… лошади. Дело в том, что при езде эти машины издавали поистине устрашающий звук. И вот однажды в Москве кони, запряжённые в конку, встретились с таким ревущим авто и, испугавшись, бросились бежать куда глаза глядят. При этом они, разумеется, увлекли за собой и саму конку, сорвав её с рельсов. В итоге лошади смяли торговые ряды у Сухаревой башни, а главное, разворотили уличный туалет, в котором на тот момент справлял нужду городовой. Из-за этого казуса использование автомобилей было на какое-то время запрещено и в Москве, и в Санкт-Петербурге. Впрочем, надо признать, что истинную причину провала отечественного автопрома стоит искать гораздо глубже. А именно — в сословности России. В стране не было ни одного автомобильного завода, в том числе и потому, что на них просто некому было работать: обученные кадры отсутствовали, ведь для подготовки спецов требовалось отменить сословное ограничение на приём детей черни в высшие учебные заведения. А сыны дворянства не рвались служить инженерами. Получался замкнутый круг. Но, несмотря на это, в России всегда находились талантливые изобретатели и люди с передовыми взглядами. Одним из них и был Михаил Александрович Накашидзе, родившийся в Москве в 1873 году.

Конец и начало

Что думал делать дальше и на что надеялся князь Накашидзе — неизвестно, поскольку 12 августа 1906 года он погиб во время террористического акта на даче у П.А. Столыпина. Между тем французы отправили в Россию ещё шесть броневиков, но только российская таможня их не пропустила. Два из них в итоге купила Германия, а остальные фирма хранила у себя в гараже до начала Первой мировой, когда в бой пошло все, включая и такое старьё. Правда, французы потребовали от России денег. Мол, князь нас обнадёжил — платите за шесть машин! Но им ответили, что заказ князь делал лично от себя, а Военное ведомство к личным делам покойного никакого отношения не имеет. Получается, подъесаул Накашидзе непосредственного отношения к конструированию первого «русского бронеавтомобиля» не имел. Хотя пиаром французского — да, занимался активно! Так что эта его авантюра в стиле Остапа Бендера очень помогла французской фирме: шум, поднятый в прессе вокруг броневика, послужил отличной рекламой. Что касается самой машины, то броню с неё в итоге сняли и переделали в штабной автомобиль.

Метки: Франция, Тайны 20 века, автомобиль, пулемёт, броневик, броня, бронеавтомобиль, Накашидзе

История[править]

Три бывших чемпиона по велоспорту Шаррон, Жирардо и Вуа объединились в 1901 г. для производства автомобилей. В 1902 г. компания разработала для нужд армии модель с частичным бронированием, которая стала первым в мире серийным бронеавтомобилем. Машина была испытана французскими военными, но на вооружение не принята.

Позже в 1904 г. подъесаул Сибирского казачьего полка маньчжурской армии Михаил Накашидзе, сын генерала, князя Александра Накашидзе, в инициативном порядке разработал проект пулемётного бронеавтомобиля с учетом опыта войны в Маньчжурии. Незадолго до окончания русско-японской войны Накашидзе представил свой проект в Военное ведомство, где получил поддержку командующего маньчжурской армией генерала Николая Линевича. Инициатива энергичного офицера была одобрена. Постройка машины по российским чертежам была заказана французской фирме “Charron, Girardot et Voigt”.

В 1905 г. броневик был изготовлен и доставлен в Россию. Правда, фирма “Charron, Girardot et Voigt” собрала не один, а два броневика — второй предназначался для французской армии. В 1908 г. этот бронеавтомобиль будет отправлен в Марокко.

По прибытии в Российскую империю бронеавтомобиль был подвергнут масштабным испытаниям. В частности, Накашидзе-Шарро совершил испытательный пробег по маршруту Санкт-Петербург — Ораниенбаум — Венки, во время которого бронеавтомобиль передвигался как по шоссейным и просёлочным дорогам, так и по бездорожью и пашне. Машина обладала достаточно высокими техническими данными: она имела пулемётную установку с сектором обстрела в 270°, бронирование, способное выдержать обстрел пулями с дистанции 120 м, скорость движения по дорогам 45 км/ч, а по пересечённой местности 30 км/ч, преодолевала подъем до 25°. Пробег продемонстрировал достаточно высокую степень надёжности машины. Пробные стрельбы в Ораниенбаумской стрелковой школе также показали весьма обнадёживающие результаты. В этом же 1905 г. машина использовалась в Красносельских маневрах. Специальная комиссия Военного ведомства признала бронеавтомобиль вполне пригодным для разведки, связи, борьбы с конницей, а также для преследования отступающего противника. По некоторым данным броневтомобиль был с большим успехом использован против бунтовщиков в Санкт-Петербурге.

По итогам испытаний Военное министерство предполагало заказать во Франции 10 автомобильных шасси, чтобы забронировать их уже в России, на Ижорском заводе. Однако вследствие большой загруженности завода было решено выдать фирме “Charron” заказ на 10 готовых бронеавтомобилей. Бронемашины были готовы в 1908 г. и отправлены в Россию, однако при прохождении через Германию две машины были изъяты немецкой таможней “с целью оценки их возможностей”. В 1909 г. они появились на манёврах ландвера, однако их технические качества признаются недостаточными для принятия на вооружение армии.

Кроме того, по отрывочным данным, несколько бронеавтомобилей Накашидзе-Шаррон, проект которых был слегка модернизирован морским офицером, капитаном третьего ранга Гийе, были выпущены на заводах “Charron” для французской армии.

Русские броневики на отечественных шасси

Во времена Первой мировой войны единственным «счастливым» сочетанием отечественных автомобилей и бронекорпусов русского производства являлись бронемашины, базировавшиеся на шасси Русско-Балтийского вагонного завода (РБВЗ).

Первыми в августе–сентябре 1914-го стали безбашенные броневики на 40-сильном легковом шасси С24-40, созданные по проекту инженера А. Я. Грауэна и оснащенные ижорскими корпусами с наклонным расположением бронелистов из хромоникелевой стали. Два пулемета Maxim помещались в лобовом и кормовом листах, третий можно было переносить с одного борта на другой. Скорость трехтонных машин не превышала 20 км/ч. На фронт они ушли в составе 1-й автомобильной пулеметной роты, но из-за слабого бронирования вскоре были сняты с вооружения.


Полностью русский броневик Грауэна на легковом шасси С24-40. 1914 год


Безбашенная машина Ижорского завода с задним расположением пулемета

В конце сентября 1914 года в петроградской мастерской инженера А. А. Братолюбова по проекту штабс-капитана Некрасова на том же шасси собрали три броневика с округлыми корпусами Обуховского завода с двумя 37-мм пушками Hotchkiss и тремя пулеметами. Такие же корпуса с пушкой Maxim смонтировали на трех однотонных грузовых шасси Д24-40. Все версии получились слишком тяжелыми и громоздкими, участия в боях не принимали и впоследствии были переведены на железнодорожный ход.

Пушечный броневик Некрасова и Братолюбова на автомобиле С24-40. 1915 год

В начале 1916 года в мастерской Братолюбова на шасси С24-40 появился оригинальный башенный броневик «Победоносец» с тремя пулеметами Maxim и вторым постом управления. Одновременно на грузовых шасси Д24-40 собрали еще три бронемашины, которые от легковых отличались усиленной рамой и новыми мостами. Оказавшиеся перегруженными и тихоходными, все они применялись как учебные машины и служили в охране Смольного.


Броневик «Победоносец» на шасси «Русско-Балтийский С24-40». 1916 год


Машины «Олег», «Ярослав» и «Святослав» на грузовых шасси Д24-40. Март 1917 года

В общей сложности до 1917 года на русских шасси было собрано всего лишь 20 броневиков.

Иностранные бронемашины в Царской армии

Основу пяти сотен колесных боевых машин, служивших в Царской армии, составляли самые разнообразные броневики, которые собирали около 20 фирм Европы и Америки. Из них самыми распространенными стали бронемашины известной британской компании Austin, поставившей в Россию в 1914–1917 годах 168 комплектных броневиков и 60 шасси для их сборки на месте.

Первые бронеавтомобили Austin

Главным военным достижением компании Austin стал выпуск 480 пулеметных бронеавтомобилей, построенных на 50-сильном шасси представительской легковушки Austin 30НР. Первую партию, отправленную в Россию в октябре 1914 года, составили броневики с односкатными деревянными колесами, пневматическими шинами и покатыми верхними боковыми листами кабины, за которой рядом друг с другом помещались поворотные башни с пулеметами Maxim калибра 7,62 мм. Под полом каждой из них крепились две «запаски» с литыми шинами, применявшиеся в боевой обстановке. На деле машины оказались слишком уязвимыми, и весной 1915-го Ижорский завод приступил к их модернизации.

Наиболее распространенный в России броневик Austin первой серии. 1914 год

К тому времени фирма Austin развернула выпуск броневиков второй серии с усиленной бронёй и модернизированной ходовой частью. В октябре они поступили на вооружение русской армии, но тоже себя не оправдали.

Доработанная и усиленная бронемашина Austin второй серии. 1915 год

В конце 1916-го фирма переключилась на выпуск броневиков третьей серии с пуленепробиваемыми стеклами, вторым постом управления и задними двускатными колесами. Их развитием в России стал вариант с башнями диагонального расположения, выпускавшийся уже в советские времена.

Бронемашины Armstrong-Whitworth

Эти машины стали одними из самых распространенных иностранных броневиков в Царской армии, снабженных доработанными в России корпусами. Основой двух вариантов являлись 60-сильный легковой автомобиль FIAT и английское спецшасси Charles Jarrett мощностью 38 л.с. Единственная партия из 40 броневиков, весивших 4–5 тонн, поступила в Россию летом 1916 года, но после первых же боев машины второй версии признали непригодными для воинской службы.

Броневик Armstrong-Whitworth-FIAT в дни Февральской революции. 1917 год

Рассказать в короткой статье обо всех броневиках тех давних времен не представляется возможным, но к ним мы непременно вернемся.

Источник — https://www.kolesa.ru/article/bashennye-i-bezbashennye-russkie-broneviki-pervoj-mirovoj

Поделитесь в социальных сетях:FacebookTwittervKontakte
Напишите комментарий